Глава 15.


1

Я лежала и смотрела в потолок. Шел третий час ночи. Наутро запланирована супер-важная контрольная, на которую мне, конечно, плевать, но, все-таки, на нее надо явиться. А что делаю я? Залипаю  в потолок. М-м, он такой интересный. Такой… серый в еле заметный белый ромб. Черт, … За 16 лет проживания  в этой комнате я только сейчас заметила ромбики. И то, что потолок серый. Ого… здорово… 

Сегодня выдался нереально трудный день. Нас, конечно, предупреждали, что  в середине марта начнется просто полная хрень – нас завалят контрольными и лабораторными, будет один пробник за другим. Я прекрасно знаю, что скоро мне это не понадобится, но моя классная руководительница все равно требует от меня хороших оценок. Она кричит на меня, оставляет на дополнительные по всем предметам, не выпускает из Лицея, пока не закончатся уроки… на занятиях часто спрашивает только меня. Это раздражает. Я, скорее, умру от большого количества информации, что мне предоставляют… 

К тому же, эти две курицы поссорились. Причина их ссоры? До сих пор не поняла. То ли Катя стала общаться с кем-то из своих бывших, которых ненавидела Арго, то ли это из-за того, что Арго постриглась, хотя мы в голос кричали, чтобы она этого не делала. Или же они просто дебилки. Я не смогла их помирить даже по переписке в беседе. Утомившись, я послала обеих в задницу и легла. Это было примерно в одиннадцать часов.

НО СЕЙЧАС, МАТЬ ЕЕ, ПОЧТИ ПОЛОВИНА ТРЕТЬЕГО, КАКОГО ХРЕНА Я НЕ СПЛЮ?!

Я легла на бок и уставилась в полуоткрытую дверцу шкафа. Присмотревшись, я увидела что-то синее, торчащее из шкафа. Я встала  и подняла ее. М-м… то самое аквамариновое платье… какая ностальгия… Помнится, именно в нем я опозорилась и прослыла шлюхой… Я усмехнулась. На ткани до сих пор остались черные пятна от туши и подводки, а где-то и порвано… Я вспомнила, как ревела в этом платье целый вечер… Как же это было глупо. 

Я подошла к зеркалу и посмотрела на себя. Я похудела почти на 30 кг. Сейчас я уже не такая бомба, какой была раньше… Интересно, а как оно будет на мне смотреться сейчас?

Я одела платье и, закрыв глаза, подошла к зеркалу. Я боялась увидеть свое отражение. Я сейчас открою глаза, и на меня будет смотреть толстая уродливая девочка со множеством складок в коротком атласном платье, которая собирается на дискотеку…  Я вздохнула и посмотрела на себя.

С того времени многое изменилось… Я не узнала себя. Это я? Эта худая длинноволосая девочка – я? Я осмотрела себя со всех сторон. Оно на мне смотрелось лучше, чем на Юле в тот вечер! Или это была Марина?.. А, неважно, на мне оно все равно смотрится лучше!

Я достала наушники и включила музыку на плеере. Под Dead by April – Carry me я закружилась по комнате в платье, представляя себя принцессой на балу (ага, где вы видели, чтобы на балу играл рок?). Я улыбалась, понимая, что я красива… в этой болезни есть свои плюсы…

Я упала на кровать и закрыла глаза… Я чувствовала себя очень счастливой… Я добилась того, чтобы, смотря на себя в зеркало, не испытывать отвращения… Конечно, это, по большей части, не моя заслуга… Не будь я больна, кто знает, может, я бы так и осталась жирной девочкой и вместо того, чтобы сейчас полчаса кружиться по комнате, пошла бы на кухню и умяла бы большой кусок торта со взбитыми сливками, заедая бисквитным пирожным и запивая все это большой чашкой сладкого чая…

… — Здрасуйте, звините за поздание, можн зайти в класс? – скороговоркой выпалила я.

— Где ты была, Безукова?

— Я проспала.

— 5 уроков?

— Да.

— Это же как надо спать?!

— Очевидно, крепко.

— Очевидно, ты в следующий раз пойдешь к социальному педагогу?

— За что?

— За хамство.

— Где?

— Что?

— Что?

Я недоуменно посмотрела на Ксению Викторовну, с трудом сдерживая смех. Учительница строго посмотрела на меня и медленно выдохнула (я ожидала, что из ее ноздрей пойдет пар, но, увы, она не оправдала моих ожиданий).

— Садись на свое место. И чтобы ни писка, слышишь?

… — Так, а с ней что? – спросила Арго, глядя на Катю. Катя смотрела в потолок и блаженно улыбалась. – Она под чем?

— Она под Кириллом… — выпалила я, не задумываясь.

Арго ошарашено посмотрела на меня.

— Прости, что?!

Я посмотрела на Катю, но той, походу, вообще было на все пофиг. Она смотрела что-то в планшете и улыбалась.

— Что там у нее с Кириллом, расскажи.

Я налила чай и села напротив Арго.

— Наша Катя познакомилась через свою подругу с двумя парнями – Кириллом и Виталей. 

— Что за подруга?

— Алена Кушер. Помнишь, такая низкая и темноволосая?

— Э-э..

— Ну, она тебе еще не понравилась.

— Мне много кто не нравится.

— У нее еще парень на 11 лет ее старше.

— А-а-а… Все. Вспомнила. Ну?

— Вот, они познакомились, и нашей ненормальной Черной он понравился. А у этого чмыря…

— Но-но, попрошу! – вмешалась Катя.

— Ок, у этого дебила…

— Олеся…

— У Кирилла, короче, девушка есть. Она еще на моего одноклассника похожа, на Олега. Причем, жестко похожа… 

— А еще на коня.

Арго глубоко вздохнула и встала.

— Я хочу курить. Бабы, пойдем в подъезде расскаж…

— СЕЛА НА ЖОПУ И СЛУШАТЬ МЕНЯ!

Арго испугалась и села. Я удовлетворенно кивнула и, отхлебнув чаю, продолжила. Я ей рассказала обо всем, что было. О том, как Кирилл звал Катю к себе с ночевой, как ухаживал за ней; о том, как он поцеловал ее, а потом писал Олегу (так мы прозвали его девушку), что он любит ее; о том, как на день рождение его друга, пресловутого Виталика, он потащил ее в ванну и поцеловал… 

— Кстати, я вчера опять была у них, перед тем, как встретится с вами, — сказала Катя. – Мне тут Алена вчера предъявила, что мы с Кириллом вчера… ну… типа у нас секс, короче, был. 

— С чего это вдруг она взяла?

— Она слышала шлепки.

Арго рассмеялась.

— Может, вы в ладушки играли, откуда ей знать?

Катя расхохоталась, осев на пол. Я усмехнулась и спокойно допила чай. Не скажу, что комментарий Арго был таким уж и смешным, но в последнее время перед Катей пальчиком помаши, и ее вынесет,  причем, до слез.

— Она говорила, что ни с чем это не спутает, а-ля, когда у нее с парнем это происходит… раком… то такие же звуки.

— Может, хлюпанья?

— Нет, она сказала шлепки!  И она теперь меня этим донимает целыми днями. И ее уже ничем не переубедишь. Сука…

— Я хочу курить.

Катя кивнула.

— Олеся, иди с Арго в подъезд, я к вам подойду. 

Я и Арго обулись и вышли в подъезд. Арго затянулась и, медленно выдохнув, тихо произнесла:

— Не нравится мне эта Алена. И все, что происходит у Кати…

— Почему?

— У нее могут быть проблемы из-за этого. Особенно, с последней истории. Ну, то, в чем уверена Алена. 

— Может, это Катя не договаривает что-то?

Арго покачала головой.

— Когда Катя врет – это видно сразу… Она бледнеет, ее взгляд мечется из угла в угол, она старается не смотреть на собеседника, а куда-то чуть-чуть в сторону. Тут она не врала, она смотрела именно на меня и на тебя, по очереди.

— Думаешь, Алена кому-то что-то расскажет?

Арго кивнула.

— Я ей говорила об этом, но она говорит, что она не сделает это, они же так хорошо общаются…  и общались… в общем, не знаю, что будет.

Хлопнула дверь, Арго замолчала. К нам подошла Катя. Она была очень бледна.

— Что случилось? – спросила я. 

Катя прислонилась к стене.

— Алена беременна. 

— От своего этого… как его…

— Да, от Влада.

— Пиздец.

— Полный.

— И что теперь?

Катя пожала плечами.

— Хрен знает. Одно я точно знаю, что они хотели ребенка. Только вот не знаю… Ей 17 в мае будет, а ему 28. Скажи она родителям, как они отреагируют? Вдруг, сдадут Влада нахрен полиции, и он сядет за совращение малолетних?

— Так это же было обоюдно…

— Обоюдно или нет, — перебила Арго. – Он старше ее более, чем на 4 года. А это уже педофилия. Посадят, как нехер делать.

— А Алена сама как?

— Я поеду к ней через пару часов. 

— То есть, ко мне ты не пойдешь? – спросила Арго.

Катя помотала головой.

— Мне жаль, но я поеду к ней. А потом, может, доеду до тебя.

— Ах, может…

Я посмотрела на Арго. Потом на Катю. Кажется, будет новая ссора. Но нет, Катя молча развернулась и ушла к себе.

— Думаю, надо собираться, Арго. Ты идешь?

Арго не ответила. Она смотрела в окно и молчала. 

Анна: Ну, что, Черная, что там?

Катя: Да ничего… Она поссорилась с Владом и ушла, а я сидела с Кириллом…

Арго: А к нам приехать, не?

Катя:  Меня Кирилл… поцеловал… на глазах у подруги Олега.

Анна: А она что?

Катя: Ничего… Улыбнулась и вышла.

Арго:  По-моему, она ебненькая. Однако, спокойной ночи. Я спать.

Катя: Сейчас всего лишь девять…

Арго вышла из сети.

Анна:  Какие планы на завтра?

Катя:  Я завтра утром к Алене, потом за тобой в Лицей зайду и  к Арго пойдем.

Анна: Хорошо. А к Алене зачем?

Катя: Да я хочу узнать, что да как у нее там… 

Анна: Ясненько…

Катя: Арго злиться на меня?

Сказать правду или соврать? Правда или ложь? А-а-а!!!!!

Анна: Немножко.

Катя: 

Катя: Она просто не любит Алену

Катя: И ей не нравилтся наше общение с ней

Катя:  Не нравится*

Катя: Онв дмает, что Алена меня может предать

Катя: А я не верю

А я вообще ее видела только один раз в жизни. И то, издалека. Да, она мне не понравилась, что-то в ней есть такое, отталкивающее, равно, как и в Олеге, которую я видела только на фотографиях. Пока я с ней не познакомлюсь, я не знаю, может ли эта Алена ее предать или нет.

Анна: Посмотрим. Время покажет.

Анна: Прости, я безумно хочу спать :* Спокойной ночи, люблю тебя. Ну там тыры-пыры. Вот.

Катя: Спокойной ночи…)* 

Анна вышла из сети.

Катя вышла из сети.

2

Через три дня я вновь оказалась в больнице. Нет, не потому, что я опять потеряла сознание от боли в животе. Меня очень эпично забрали именно в тот момент, когда я выходила к доске. Просто представьте. Сижу я такая, ничего не учила,  и тут вызывают к доске. Кого вызвали? Меня вызвали. Выхожу я, значит, и только начинаю читать условие задачи, как заходит директор и говорит, чтобы я срочно вышла в коридор. Я выхожу, и мне говорят, что я должна срочно с ними поехать в больницу, вместе с нашим медиком.  Лол, это было забавно. 

Итак, я снова тут. На этот раз  я в другой палате. Тут несколько лучше, чем в той, по крайней мере, большое окно, не выходящее на дорогу. Тут потише и посветлее. Но также скучно. Дно.

Врачи сказали, что что-то нашли. Я должна буду отлежаться в больнице, а потом слечь на операцию, чтобы врачи окончательно убедились в своих догадках. Маму уже предупредили, она сейчас разговаривает с ними. Интересно, что они там нашли?

Единственная радость – Интернет. Да… здорово. Мне будет не так скучно. По крайней мере,  я буду знать, находясь в этих гребанных стенах, о том, что там происходит  у этих куриц. 

Впервые в жизни так волнуюсь перед операцией. У меня еще такого не было, даже когда меня оперировали в первый раз… Меня трясло весь вечер перед операцией, и плохие предчувствия  не покидали меня. Я обхватила руками и ногами подушку и, уставившись в угол, тряслась и даже пару раз слезу пустила. Девчонки меня успокаивали, а явсе пропускала мимо ушей. Или мимо глаз?.. Э-э-э…

За пять минут до того, как ко мне придут медики, позвонила Катя. Они с Арго были у нее. Они пожелали мне удачи и подняли мне немного настроение. Я почувствовала прилив сил и храбро поднялась с кровати навстречу двум медсестрам, которые пришли ко мне.

Но стоило мне оказаться на операционном столе, как вся моя храбрость умыла ручки и куда-то смоталась. Вдобавок у меня резко заболела голова, а потом и живот. Я сказала об этом хирургу. Он просто кивнул и сказал мне расслабиться.

 

— ААААА!!! – закричала  я. Меня крутило от боли, я не могла спокойно лежать.

— Очнулась!!! 

— Укол, быстро!

— Я не могу найти шприц…

— Ищи, сука, быстрее! У нее может быть болевой шок!

— Не кричите на меня…

— Я СКАЗАЛ, БЫСТРО!!! НЕ ХВАТАЛО МНЕ ЕЩЕ, ЧТОБЫ ПАЦИЕНТКА УМЕРЛА!!!

Я приподнялась и увидела кровь… Много крови… и свое разрезанное тело… что проиходит?..

— Быстрее, укол! Быстро легла обратно! – рявкнул мне хирург. 

— Что вы делаете?! Мне больно!!!

Меня с силой уложили обратно. Я почувствовала, как тонкая игла протыкает мою… руку? Живот? Ногу? Не могла понять… Мне было больно… Очень и очень больно…

Меня начало клонить в сон… засыпая, я видела свою кровь… Мне стало страшно… 

… — Наши опасения подтвердились, Олеся, — тихо сказал, сняв очки, оперирующий меня хирург, которого зовут Влад. – Твоя болезнь действительно прогрессирует, и очень быстро. Скоро  она… задавит тебя совсем… Удивительно, как ты еще стоишь на ногах, а не слегла в кровать.

— Вы отпустите меня домой? – дрожащим голосом спросила я.

— А ты не хочешь полежать недельку? Мало ли, что может произойти? Тут врачи окажут тебе мгновенную помощь…

— Я хочу домой.

Влад кивнул.

— Завтра вечером мы отпустим тебя домой. Но при одном условии.

Я выжидательно посмотрела на Влада.

-Если тебе хотя бы на мгновенье станет плохо, там, заболит живот или еще  что-то – сразу же обращайся в больницу. Сразу же. Не говори «Ай, ничего страшного, поболело и все», а сразу же звони или приходи в больницу сама.

«Логика, умри», — подумала я, кивнув.

— Я позвоню твоей матери и предупрежу ее, что ты завтра выписываешься. Ступай с Александрой в палату. Постарайся не нервничать, не плакать, не смеяться. У меня все.

… — И вчера Кирилл никого ко мне не подпускал, все время рядом сидел. Только, когда пришла Олег, он сразу же от меня – раз! – и отсел, делал вид, что меня нет. А потом, когда она уходила в туалет или в коридор, сразу же садился ко мне и целовал… Уруру, это так было мило…

— Подлое. Мерзкое. Жирное. Мясо. Тянуло. Руки. К нашей. Черной, — сказала Арго.

— Да брось, не такой уж и жирный! Он просто накачанный.

— Нет. Он жирный.

— А Олег, что, ничего не заподозрила? – поинтересовалась я.

Катя умехнулась.

— Нет, она, конечно, завела разговор об этом. Она, короче, сидит такая грустненькая и говорит: «Мне кажется, что Кирилл мне изменяет…» Я, короче, поперхнулась чаем и такая «Да нет, он любит тебя», бла, бла… 

— А она что?

— Поверила.

— Лол.

— Не произноси при мне это сло…

— ЛОЛ, ЛОЛ, ЛОЛ. 

— Падла.

— Лол.

Катя показала мне язык и стала смотреть на город.

— А с этой что? Аленой?

Катя некоторое время молчала.

— У нее проблемы со Владом… и его семьей. Они ссорятся постоянно, мама Влада не хочет, чтобы матерью ее внука была Алена… Она ей столько гадостей говорит, Алена все время плачет, а Влад, вместо того, чтобы ее утешить и как-то заткнуть мать, не заступается и еще больше подливают масла в огонь. Так и выкидыш может быть.

— Капец… они вообще с ума посходили?

Мне никто не ответил.

— Бабы, мне нало завтра телефон в ремонт отнести… зайдете за мной?

— Без проблем, Арго. Во сколько?

— Где – то в девять.

— Ради тебя прогуляю все уроки, все равно одна халява. Онли фор ю, любимая.

— Хах, — Арго посмотрела на Катю. – А ты?

— Я утром к Алене,  она попросила приехать… она не сказала, зачем.

— Потом пойдешь к нам, ладно?

— Да, Олесь.

Арго выдохнула дым и больше не произнесла ни слова. Когда мы садились в автобус, когда мы прощались. Молча чмокнула нас и ушла.

— Арго злиться… — сказала Катя. – Или ревнует к Алене… Мы же все равно останемся подругами, мне кроме вас никто не нужен.

«Удивительно, как ты еще вообще стоишь на ногах…»

— Эй, ты чего?

— Что?

— Ты слышала, что я сказала?

— А… да… я просто… задумалась.

— О чем?

— Да не… ни о чем…

«Наши опасения подтвердились…»… «До встречи в апреле».

— Пока, Олесь, спишемся!

Я кивнула.

— До встречи.

В апреле.

3

— У Алены угроза выкидыша, — сказала Катя. – Мы завтра идем в женскую консультацию.

— Твою же мать… А Влад что?

— Он говорит, что это шутки, что она сама себя накручивает…

— Дебил.

— Полный… она так переживает…

— Уф-ф…. удачи вам… 

— Спасибо. Вы где?

— Я дома. У меня температура. Аж 37, 7. Я в шоке, вот.

— Я перезвоню, прости.

Нет, это ты меня прости, Кать… за вранье… 

Никакой температуры у меня не было. Утром я потеряла сознание, очнулась, когда мама стала будить. Я ей соврала, что нехорошо себя чувствую, она хотела было отпроситься с работы, но я уговорила ее ехать. Она оставила мне таблетки и уехала, взяв с меня обещание позвонить ей, если что-то произойдет. Я уже трижды нарушила обещание. Даже два.

Я трижды чувствовала сильнейшую боль в районе живота, но не звонила ни маме, ни врачу. Я не хотела никого тревожить. Я не хотела волновать маму и ложиться в больницу. Я ничего не хотела. Я лежала и, стиснув зубы, терпела.

Меня отпустило только ближе к часу дня. Я написала Арго, пригласила ее к себе и стала убираться. 

Во время уборки наткнулась на старый фотоальбом с фотографиями. Я села на пол и открыла его…

Ой, вот и я, маленькая. Пухлая, круглая, как пончик… держу в руках куклу, в два раза выше меня… Катаю ее на коляске… А вот я и Алиса, держим в руках воздушные шарики. Хах, помню, как мы поссорились перед тем, как сфотографироваться. Я хотела держать синий и зеленый шарики, а она хотела розовые и синие… В итоге, она держит  в руках розовый и фиолетовый, недовольная и рассерженная, а я что? Я получила, что хотела… 

Я и Алиса вместе в песочнице. Я не помню тот день. Помню только, что тогда я хорошенько получила качелью по голове. 

Алиса обнимает меня. Это было мое десятилетие. Я похожа на большой пончик… Такая пухлая… А Алиса полная противоположность мне.  Худая и такая красивая… Даже в 8 лет она была красивой. Как и сейчас.

Я и моя сестра… мы были так дружны раньше… все время вместе… Я расплакалась. Думала, что она извиниться, узнав о моей болезни, но… нет, она до сих пор не разговаривает со мной. Зря. Зря… А первая я не подойду… Даже не знаю, почему. Гордость? Вряд ли. Просто обидно. 

Прошлое не вернуть. А жаль.

… — Что ты ноешь?

— Да… я…  воспоминания.

— Я тебе, кажется, говорила, что не надо вспоминать?

— Отстань, Арго.

— Слушай, я тебе кое-что хочу подарить.

Я удивленно посмотрела на нее.

— Мне?

— Нет, блин, тут кто-то кроме нас еще есть. И я разговариваю с ним. Это тебе.

Арго достала из рюкзака маленькую книжку в кожаном переплете.

— Я сделала три таких. Тебе,  себе и Кате. 

Я открыла книжку. Это был фотоальбом.

На первой странице наша совместная фотография. Я, Арго и Катя сфотографировались на фронтальную камеру (а-ля ТП)еще в начале марта. Такие счастливые… Мы тогда были где-то за городом, по просьбе Кати устроили фотосессию. Я перевернула страницу… Еще наши фотографии… и надписи… «Труба!», «КАКАЯ ЛЮСТРА!»… Потом фотография Арго, которая стоит с сигаретой и смотрит в окно и надпись «1-это бесконечность…» и так страница за страницей…

— Не реви. Собираемся и едем к этой Алене.

— Арго… я люблю тебя… и Катю.

— Ага. Собирайся.

— Вы самые…

— Собирайся.

— …лучшие…

— Собирайся, блин.

— Я так рада, что вас встретила…

— Или ты собираешься… или… или… ты собираешься!!!

… — Короче, бабы, я шлюха, — вместо приветствия сказала Катя, заходя в комнату.

— Здрасьте, шлюха, — сказала Арго. 

— Я не ошиблась борделем?

— Нет, вы точно по адресу, -сказала я.

— Шикардосненько,  - Катя плюхнулась на диван. – Это просто полнейший пиздец. Короче, Олег узнала, что я там крутилась с Кириллом. Когда-то. Вот… И она хочет меня побить. 

Арго подавилась чаем.

— Прости, что?

— ДА, ДА, ДА, КОНЬ ОЛЕГ ХОЧЕТ МЕНЯ ПОБИТЬ, — громко повторила Катя. – А эта овца, Алена, сказала, что я трахалась с Кириллом. И Олег сказала, что я шлюха.

— А ты?

— Она стала потом допытываться, а-ля, скажи, это правда или нет. Я ж с сарказмом ей написала, короче, что да, по 75 раз на день, а та восприняла это за правду. «Сама на себя клеймо повесила». Бля, лол. 

— И что теперь?

— Что-что… надо забрать у Влада мой старый телефон, да и позабыть нахер все, что было. Кстати, эта сука сперла у меня полторы тысячи и отдала только тысячу сто.

— ЧТО?!

— Я сунулась в сумку, смотрю – кошелек открыт, хотя я точно помню, что закрывала его. Давай пересчитывать деньги – нет полторы тысячи. Я сразу на нее не подумала, подруга же, не могла такое сделать. Я зашла к ней, она спросила, что там случилось, я ей объяснила. Алена, короче, такая говорит, что это, по-любому, Кирилл и Виталик взяли, они же ходят там, туда-сюда. Она вышла в коридор, а я привстала, мало ли, может, тут в комнате лежат. И вижу в ее сумку деньги, прямо ребром стоят, ничем не прикрытые. Только там было тысяча и еще сто. Она при мне отдавала 400 рублей Виталику, не помню уже, зачем  и на что. Она заходит. Я ей сказала, посмотреть, мало ли что. Она начинает все переворачивать в своей сумке, принимая меня за дуру. А там в комнате сидела Олег, я попросила ее выйти. Я сказала Алене, что видела деньги. Она опять перерыла все в сумке и где-то с самого дна достала деньги. Сделала удивленное лицо и со словами «Это не мои!» отдала мне.

— Она, что, совсем охренела? – спросила я. – Типо, беременная и все можно?

— Да не беременная она, — ответила Катя. – Глюк в организме был и все. Она просто всем хорошенько мозг поимела. 

— А я говорила, что она падла, говорила, говорила, говорила!!! – сказала Арго, пританцовывая.  – Кто прав? Я прав. Кто дно? Ты дно.

— Спасибо.

— Не за что.

— И что теперь? – повторила я.

Катя задумалась.

— А что теперь? Я подожду нашей жесткой бойни с Олегом. А там уже посмотрим.

— Ты думаешь, она и правда будет тебя бить?

Катя улыбнулась.

— Может, и так…

Я посмотрела на календарь. 23 марта. Я побледнела.

— Ты чего там такое страшное увидела?

Я вздогнула.

— Нет, ничего. Показалось.

В эту секунду на мгновенье заболел живот. В голове всплыли слова врача Влада: «Если тебе хотя бы на мгновенье станет плохо, там, заболит живот или еще  что-то – сразу же обращайся в больницу. Сразу же. Не говори «Ай, ничего страшного, поболело и все», а сразу же звони…» Нет, не буду звонить. Ничего страшного. 

Я не буду вас тревожить, пока не придет время.

Обсудить у себя -3
Комментарии (9)

Ой, Водичка очень рябит! Сложно читать, глаза устают от белого на черном!

Простите, на выходных займусь дизайном 

Сложно читать… правда...

Проблем нет, поменяю:3

Хорошо, читать тяжело… текста много… рябит всё...

как мне нравится читать твой рассказ: з умница :*
с нетерпением жду продолжения. чую дело уже к заключению очень близко. 

Да, скоро все кончится 

очень сильно)))

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: