Глава 14.

 


 

1

Прошла неделя, а я все еще не могла прийти в себя. Я избегала уроков географии, равно как и нашего нового учителя географии. Я прогуливала уроки, сидя на диванчике на первом этаже, глядя на уходивших с учёбы малолеток. 

И вот, я вновь сидела на первом этаже и наблюдала за уходившими из Лицея малыми. Я с грустью смотрела за двумя девочками, которые что-то оживлённо обсуждали и заплакала, вспомнив своих девочек. Я так хотела их увидеть.

Я посмотрела в окно и заметила две быстро приближающиеся ко входу фигуры. Эти рыжие волосы… Этот сиреневый шарф… Я узнаю их издалека…  Арго и Катя… Пришли… ко мне.

Я улыбнулась. Вот они вошли в Лицей.  Сейчас они увидят меня и подойдут ко мне, мы помиримся и все будет хорошо… И остаток своих дней я приведу в окружении друзей...

Я смотрела на осматривающихся девчонок, не отрывая взгляда. Арго заметила меня и… никак не отреагировала. Она сразу же отвела взгляд и что-то сказала Кате. Катя подала плечами. Ясно. Они пришли не ко мне… тогда к кому?

В этот момент со ступенек сбежала какая-то девчонка. Я со спины узнала её. Это была Яна Пирогова, девочка с параллельного класса, которую я ненавидела всеми фибрами своей души, что было, впрочем, взаимно. Она, смеясь, побежала к моим девочкам и обняла Катю. 

Я резко встала и, быстро поднявшись по лестнице, закрылась в учительском туалете.

… Я пришла домой и легла на кровать. Сегодня был эмоционально трудный день. Ещё один эмоционально трудный день. Я ничего не хотела… Я даже не хотела отвечать на звонки от кого-то… потом стали приходить сообщения, на которые я тоже не хотела отвечать. Я медленно встала и переоделась, потом легла обратно. Я должна лечь спать. Чем больше я буду спать, тем меньше я буду чувствовать. Ведь правда же?..

Я очень плохо спала, просыпаясь с завидной периодичностью. Мне было то слишком холодно, что я вставала с кровати, закрывая окно, то мне было слишком жарко, и я от духоты находилась в бреду. Ближе к утру я оставила свои тщетные попытки уснуть и стала собираться в Лицей. 

Все занятия я была несосредоточенной и рассеянной, спасибо, милая бессонница. Я безучастно смотрела на доску, не понимая, о чем идёт речь? Кто эти люди? Что я тут забыла? Я хочу домой.  

— Итак, у вас есть ровно полчаса. На «тройку» надо выполнить четыре задания, на «четверку» десять. Работы сдаем по звонку. Всякими телефонами и планетами не пользоваться. 

Я посмотрела на лист с заданиями. Отлично, это экзаменационный вариант, который я нихрена не решу из-за долгого отсутствия в Лицее. Хотя, чего я парюсь? Совсем скоро меня не будет волновать ГИА (или ОГЭ), не выполненное домашнее задания или результат контрольной работы. Осталось только дождаться этого «скоро»… Поскорее бы оно наступило.

— Извините, можно Безукову на пару минут?

— Она пишет работу, девочка.

Я не могла поверить… Этот голос...

— Это очень важно!

— Настолько важно, что Олесе стоит прекратить работу?

— Я уже все написала! — вмешалась я.

— Но ведь прошло всего десять...

— Я сделала все, что было в моих силах, — перебила я. Катя усмехнулась. 

 

Я кинулась в объятия подруги, не дав ей сказать и слова. Я уткнулась в её плечо, крепко прижимая к себе. Не верилось, что это и правда происходило… Катя, моя Катя… тут...

— Как я понимаю, я могу ничего не говорить?

— П-просто зав-вали хлебальн-ник и успокаи… ивай меня, — ответила я, всхлипывая. Катя рассмеялась и отстранилась.

— Мы с Арго звонили тебе вчера. И писали. Что за игнор? — спросила она с наездом. 

Я моментально перестала плакать. Я скрестила руки на груди и нахмурилась. 

— Что?

Я сделала глубокий вздох.

— Что? Ах, что?!

Катя вопросительно выгнула бровь.

— Что не так?

Честно? Я хотела побить Катю. Именно в то мгновение, когда она произнесла эти слова, я хотела наброситься на неё, схватить за волосы — и о пол, о пол!!! Вместо этого я больно вцепилась ногтями себе в руки и, судорожно выдохнув, высказала Кате все, что я так долго держала внутри:

— Что не так? ЧТО НЕ ТАК?! Ты, что, издеваешься?! Из-за одной гребанной фотографии, ИЗ-ЗА ОДНОЙ несчастной фотки ты и Арго преспокойненько смотали свои удочки и оставили меня одну!!

— Ну, да, переборщили немножко...

— Не звонили и не писали!!! Ещё и в Москву свалили!!

— Э-э...

— Не перебивай!!! А ещё вы общаетесь с этой… этой… овцой!!!

Я замолчала, чтобы перевести дух, и Катя, не мешкая, воспользовалась этой паузой.

— Ну, во-первых, мы обиделись не из-за фотографии, а из-за перемирия. У нас в голове просто не укладывалось: как, после всего того дерьма, что Марина тебе сделала, можно было вновь наступить на те же грабли и поверить ей?! Между прочим, это она подговорила тогда Артема на новогодней дискотеке. Артем по неосторожности забыл выйти из сети, и Арго прочитала всю их переписку. 

Во-вторых, о какой, нахрен, Москве идёт речь? После последней нашей переписки я свалила в Москву со своей старшей сестрой и приехала только пять дней назад, а Арго сидела дома.

И, в-третьих, эта «овца» очень сильно помогла нам. Я не могу тебе сказать, в чем заключается её помощь без Арго, иначе она обидется. 

— М-м, а то, что я обижусь — ничего?

Катя глубоко вздохнула.

— Я пришла сюда, чтобы извиниться и прекратить нашу ссору. Если ты хочешь и дальше ссориться и считать нас плохими — вперёд.

— Ты собралась ставить мне условия?

— Я уже.

— Охренела?

— Именно.

— Получишь сегодня.

— Ок.

— Снегом.

— Хорошо.

— В лицо.

— Ну, не-е.

— А потом я тебя закопаю.

— Ой все.

— Ты меня бесишь.

— Я знаю. Любимая.

Катя обняла меня, и мы рассмеялись.

— Сегодня в пять на крыше, дуреха, — прошептала она.

— Арго будет меня бить?

Катя усмехнулась.

— Естественно. А ты, что, хотела ванильных нежностей? Хрена с два, дорогуша. Чао!

Я с улыбкой посмотрела на уходящую подругу. Мне было так легко, что я готова была взлететь. Я тихо рассмеялась и, закружившись по коридору, вошла в кабинет и, лучезарно улыбнувшись учительнице, села на своё место.

— Безукова, точно ты не собираешься дописывать?

Я помотала головой и уставилась в окно. Зачем мне ваша математика, когда у меня наконец-то (НАКОНЕЦ-ТО!!!) наступило перемирие с Катей, а вечером ещё и с Арго...

Все стало налаживаться....

 

… — Вот тебе ещё снежок… И вот… И вот… Стой, положи на место! Ты же не кинешь его в мен...

Я не дала Кате договорить и со смехом кинула снежок прямо ей в голову.

— Сук… — Катя стала отряхиваться от снега, а я, воспользовавшись моментом, бросалась в неё снежками.

— А, ну нахреню все равно сейчас в снегу буду лежать!

Несколько мгновений позже мы втроём лежали на крыше и смотрели на чёрное, усыпанное звёздами небо и молчали. Я лежала и не могла поверить… мы снова вместе...

2

— Четвёртый день без жрачки, я охереваю, — протянула Арго. — Как я ещё живая?

— Э-э… Почему ты не ешь? — спросила я.

Катя рассмеялась. 

— Просто эта лохушка купила майку две с половиной недели назад на два размера меньше, вспомнила только позавчера, а она оказалась на два размера меньше!

— Лол, это как? Ты не мерила её?

Арго закатила глаза и затянулась.

— Нет, я мерила, а потом решила пройтись, но не нашла ничего лучше и, вернувшись..

— Короче, она отдела одно, купила другое, — с хохотом перебита Катя. — Давай докуривай и пойдём на кин… каток.

— Кинкаток?

— Просто на кинок.

— На что?

Катя опять рассмеялась и стала прыгать вокруг меня. 

— Знаешь, Кать, — протянула я. -Порой мне стыдно, что ты моя подруга.

— Сиськи! — Катя схватила меня за грудь и легла на спину. Мы с Арго недоуменно посмотрели на неё.

— Катя просто, походу, чая наглоталась, — сказала Арго. Катя стала махать руками и ногами, как жук, который упал на спину и не может перевернуться. 

— Ладно, хрен с этой Катей, — выдохнув, сказала Арго.  - Лучше скажи, кто тебе про Москву рассказал?

Я без утайки рассказала Арго все, что мне рассказал её брат. Катя перестала изображать жука и встала на ноги. 

— Артем не ночевал дома, — сказала Арго. — Все это время он не ночевал дома. Когда я уходила на учёбу, то он, по обыкновению, не стоял в коридоре, обучаясь. Он только трижды был дома… и то я была на учёбе. Все это время, пока родители были в командировке, я спала в их спальне и в свою комнату не заходила. Он, видимо, проверил мою комнату и не нашёл меня там...

— И с чего он взял, что вы вместе уехали?

— За день до отъезда я позвала ее к себе, — сказала Катя. — С ночевой.

— Она позвонила мне и рассказала, что уезжает, а летом в Москве будет концерт Noize MC. Видимо, я во время разговора повторяла обрывками слова, вот он и превратно все понял.

Я побледнела. Я же тогда так на них разозлилась… Из-за этого мудака...

— Ладно, мне пора домой.

— Арго, сейчас всего лишь семь часов. С каких это пор ты стала приходить домой раньше одиннадцати?

— В восемь часов придут родители, которые будут отсчитывать Артема за то, что он шлялся, где попало и не следил за мной, пока они были в командировке. Я не могу этого пропустить!

Мы с Катей вдвоём неплохо провели время. Мы пошли в кино на какую-то подростковую мелодраму типа «Три метра над уровнем неба» («Тот самый момент, когда все ноют потому что ДЖЕЙСИ УМЕРЛА, а ты сидишь и с трудом сдерживаешь смех, ибо её лицо было просто мега упоротым!»); потом посидели в любимом кафе («Это мороженное какое-то не мороженное...), а пока я провожала Катю на остановку, она раз пять упала в сугроб, ещё и заставила меня являться вместе с ней. В итоге, я пришла домой озябшая, вся в снегу, но зато счастливая. 

 

… Но счастье моё было недолгим. Едва я переступила порог квартиры, как мне навстречу вышла мама и, скрестив руки на груди, со злостью посмотрела на меня. 

Я медленно сняла шапку и оттряхнула её. Сняла сапоги, пуховик. Мама все смотрела на меня и молчала. Я краем глаза увидела в её руках ремень. Меня, что, будут бить?

Я выпрямилась и посмотрела на маму. Та сделала шаг вперёд и, замахнувшись, ударила меня по лицу. Я вскрикнула и приложила руку к щеке. Не успела я среагировать как мама ударила меня ремнем по спине. 

Я посмотрела на маму со слезами на глазах. Мама смотрела на меня… с ненавистью. Её глаза метали искры, и я поняла — она изобьет меня до смерти, если я что-нибудь не сделаю. Я дернулась было к куртке, мама схватила меня за волосы и, потянув наверх, отшвырнула к двери. Я ударилась о дверь и потеряла сознание. 

3

Когда я очнулась, то оказалась в тёмной комнате. Из-за кромешной темноты я не могла понять, где я нахожусь.

Тут слева открылась дверь, и кто-то зашёл.  По походке и по ярким рыжим волосам я узнала Арго. Я облегченно вздохнула и хотела было позвать её, но не могла издать и звука. Я беззвучно, как рыба, открывала и закрывала рот, глядя на Арго и, оставив попытки издать хоть какой-либо звук, я встала и подошла к Арго, стоящей у окна. 

Приблизившись, я заметила, что она необычайно бледна. Её взгляд… он был пуст… ничего не выражающий, совсем не свойственный Арго взгляд… Арго смотрела в одну точку, даже не заметив того, что я подошла к ней.

Я растерялась. Я никогда не видела её такой… подавленной… сломленной… Да, чёрт возьми, когда она рассталась с Андреем, то не выглядела такой, какой сейчас стоит возле меня!

И тут я заметила слёзы, льющиеся из ничего не выражающих глаз. Слёзы тонким ручейком скатывались по бледным щекам вниз. Не в силах больше выносить её игнора, я протянула к ней руки и обняла её...

»Что?!" Мои руки… Они… прошли сквозь тело подруги. Арго ничего не почувствовала? Я в ужасе отскочила назад и уже была готова врезаться в стол, но удара не последовало. Стол как бы прошёл сквозь меня. Я вскрикнула, но этого никто не услышал.

Значит, я фантом,… Я — призрак, которого нельзя услышать и почувствовать. А ещё я голая… Но… почему?.. Что за фигня со мной твориться?!

Я посмотрела на Арго. Та так и стояла возле окна, содрогаясь от беззвучных рыданий. Я вновь подлежала к ней и смотрела, как она плачет. Я и сама была готова взвыть от бессилия. Я смотрела на Арго и понимала, что плачу вместе с ней.

Внезапно Арго посмотрела прямо на меня. Я улыбнулась. Неужели, она меня заметила? Я склонила голову на бок и уже открыла было рот, но подруга отвернулась. Показалось… Потом она глубоко вздохнула и, разревевшись ещё больше, прошла сквозь меня к столу.

Я села на диван и стала наблюдать за тем, как Арго, всхлипывая, быстро набирает какой-то текст.  Её руки тряслись, мысли, видимо, разбегались в разные стороны… она то и дело стирала написанные строчки...

Если честно, мне все это порядком надоело! Я требую объяснений! Что тут, чёрт возьми, происходит?!!

Громкий женский голос заставил нас обеих подскочить на месте. Мама Арго позвала её, но Арго не потрропилась прийти. Медленно напечатав несколько строк, Арго вытерла слёзы и вышла из комнаты. 

Я села за компьютер и принялась читать написанное. И чем больше я читала, тем хуже мне становилось. Если до этого я мало чего понимала… то… теперь...

 

Моя милая… Я так боялась этого дня… Я знала, что этот день когда-нибудь непременно настанет… я готовилась к этому дню… морально… я думала, что полностью готова… но для меня это большой шок… Как и для Кати… Для всех...

Помнишь нашу первую встречу? Ты, напуганная и незаслуженно униженная… одинокая… пришла в назначенное время и назначенное место… хах… мы тогда ещё не знали, что станет подругами… лучшими подругами… до самого конца...

Помнишь наши ночёвки? Помнишь, как однажды объелись мороженного?.. Хах… наутро у обеих болело горло… А Катя хохотала от наших голосов… А наши встречи… Они всегда были полны счастья… где бы мы не были, что бы не делали...

Даже когда тебе было плохо… ты скрывала это… улыбалась, несмотря на боль… И мы так любили твою улыбку...

А теперь она угасла… навсегда… Как будто все пропало… А мы так и не сказали о главном… мы столько всего не рассказали друг другу… в стольких местах не побывали… мы мало что успели...

Ты ушла и словно забрала с собой весь свет и все счастье… Я не могу поверить, милая Олеся… как же так… это неправда...

Ты навсегда останешься в наших сердцах. Я знаю, душой ты всегда рядом с нами. Там, на небе, ты видишь, кто в вкакую кашу влез. И поможешь. Наш ангелочек всесилен...

Помним и любим, никогда не забудем… пусть земля тебе будет пухом. Покойся с миром, милая Олеся...

 

Внезапно моё тело сдавило. Я почувствовала, как меня засасывает в невидимую воронку. Я попыталась ухватиться за стол или монитор, но пальцы просачивались сквозь предметы. Мои губы беззвучно матерились, когда я, испробовал все, что только можно, покорно предалась судьбе.

С глухим чавканьем я упала в лужу. Я быстро поднялась и огляделась. Я стояла возле своего подъезда. Но я была тут не одна. Большая толпа стояла с двух сторон… Среди них я заметила свою тетю… а недалеко стояла бабушка, держась за сердце… Арго, Алиса, Катя… Артем… Марина… Андрей, обнимающий Арго… Юля… Несколько моих одноклассников… Старшеклассники и однокашники… И все они плакали или отрешенно смотрели в одну точку...

Горькие слёзы, грустные лица… венки и чётное количество красных гвоздик. Сомнений не осталось. Это мои похороны. Выходит, я умерла? Я и не заметила… Сейчас вынесут гроб с моим телом и, вогрузив в катафалк, отнесут на кладбище и предадут земле...

Я подбежала было к маме, но обо что-то запуталась и упала. На мне оказалось белое платье, больше походившее на свадебное. Я встала, и, приподняв подол платья, хотела было уже дойти до матери, но внезапно увидела знакомую женщину… это чёрное платье… эти страшные глаза...

Заметив мой взгляд, Смерть помахала мне рукой и заливисто рассмеялась. Я вспыхнула и подошла к ней. Смерть с улыбкой посмотрела на меня. 

— Нравится?

— Ты солгала! — закричала я. Я не стала удивляться тому факту, что я наконец-то получила возможность говорить. 

— Где же я тебе солгала, моё милое дитя? — по интересовалась Смерть и вновь рассмеялась. 

Я разозлилась.

— Да харе ржать! Ты сказала «До встречи в апреле!» А сейчас только февраль заканчивается, а я уже мертва!

Смерть усмехнулась.

— Прислушивался. Слышишь?

Внезапно пропали все звуки. Пропало абсолютно все. Я находилась в незнакомой комнате с белыми стенами, белым потолком и белым полом. Не было ни лконю ни дверей. Я села на пол.

— Что же мне теперь делать? — тихо спросила я и, обхватив колени, заплакала.

Я услышала странный звук, будто бы на меня летел рой из тысячи летучих мышей.

— Прислушивайся!

Я вздрогнула. Шепот Смерти звучал так, будто бы она стояла прямо возле меня. Я встала на ноги. Кроме меня никого не было. 

Я обнаружила две двери и две красные ковровые дорожки, ведущие к НИИ. Одна дверь находилась прямо передо мной, а вторая справо. Ковры образовали прямой угол (вот нашла время для своей геометрии!!!)  Я двинулась было к двери, что прямо передо мной, как вдруг появилась Смерть. Она больше не смеялась. Она была чрезвычайно серьезна. 

— В последний раз говорю: прислушивайся.

— Это типо значит, что мне надо идти в другую дверь? — не поняла я.

— Прислушивайся, — сотворила Смерть и, закружившись на месте, исчезла. 

— Да что это значит, мать твою?! — закричала я в отчаянии, но не получила никакого ответа. 

Я подошла к первой двери и застыла. За дверью ничего не было. Я повернула назад и дошла до другой двери. Тоже тишина… И вновь встала на середину.

Что означало это «Прислушивайся»? Что за той дверью, что за другой, ничего нет. Что мне надо слушать, тишину?!

Я села на пол. Мне, походу, никогда отсюда не выбраться. Безысходность. 

Я вспомнила, как Арго говорилаю что безысходность придумана людьмию которые не хотят найти разумный выход из ситуации. «Не бывает безвыходных положений, — говорила она. — Надо слушать только свое сердце. Оно, в отличии от разума, не ошибается...»

Я резко выскочила на ноги. Вот она, разгадка! Я должна была прислушиваться не к дверям, а к себе!

Я глубоко вздохнула.

— Я должна вернуться назад. Меня ждёт семья и друзья. Я не могу оставаться здесь!

Ноги сами понесли меня вперед. Я шлаю не открывая глаз и повторяла, как молитву, вышеупомянутые слова. Я шла и шла, шла и шла, пока не уперлась рукой в холодную ручку двери. 

Я открыла глаза и задрожала. Я боялась ошибиться. А вдруг это не та дверь? Что тогда? Я сделала глубокий вдох и медленно выдохнула. Не рискну, тогда не узнаю. Я медленно открыла дверь и сделала шаг по темному коридору. 

4

Хлопки, кругом хлопки. Кто-то плакал, а кто-то, сидящий рядомю трясся от едва сдерживаемого смеха. Я полянла глазами увидела Катю. Потом я огляделась. Люди. Кресла. 3D-очки. Попкорн. Чипсы. Кола. Я в кинотеатре. 

— Ты видела? — спросила Катя и рассмеялась. — Это лицо просто шикарно!

Я улыбнулась. Неужели это все было сном?

— Эй, ты чего?

Я помогала головой.

 

… — А потом я открыла дверь и увидела тёмный коридор. Я сделала шаг и очнулась… Все...

Арго закрыла глаза. 

— Если честно, то я ничего не заметила. Ты пила воду, потом как-то странно дернулась и посмотрела на меня, — сказала Катя. — Весь фильм ты бодроствовала, если бы ты уснула, то я бы заметила. 

Арго открыла глаза и затянулась сигаретой. 

— Хоть садись и книжку пиши, честно. 

— Ты думаешь, я вру?

— В любом случае, мы не можем это проверить.

Катя посмотрела на часы.

— Пора домой… Но пока расскажи, что там с Артёмом.

— Да ночевал за городом в посёлке у какого-то Серёжи. Больше он ничего не рассказал.

Катя усмехнулась и посмотрела на меня. Я задумчиво смотрела в окно, так и не прийдя в себя окончательно.

— Эй, все хорошо. Не принимал это так близко к сердцу. 

Арго обняла меня и прошептала:

— Мы ни за что не позволим тебе умереть.

Обсудить у себя -1
Комментарии (7)

Я старалась!

отлично. я уж было чуть не разревелся. но как всё закончилось хорошо… с нетерпением жду продолжения. 

Я вообще хотела ее уже убить, но вовремя с подругами помирилась  Пора бы уже развязку начинать, а все лень...

ахаха, я так и поняла, что опять из жизни используешь моменты))

У меня нет фантазии что-то выдумывать, поэтому беру свое: )

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: