Глава 11.


1

В первый же день, когда я пришла в школу, я отправилась «на поиски» Артема. Я просмотрела его расписание: у него химия. Я пошла к кабинету химии. Возле кабинета столпились одноклассники Артема, которые были мне неприятны до тошноты (отчасти потому, что я до сих пор не могу простить им их издевательства надо мной). Присмотревшись, я поняла, что Артема тут нет. Обычно он стоит рядом с Егором, который сейчас с дурацкой улыбочкой стоял и махал мне.

— Олеська! Кого потеряла?
— Артема. Егор, ты не знаешь, где он?
— Да вот только что тут стоял, разговаривал по телефону с кем – то, потом резко стартанул в сторону кабинетов информатики.
Информатики?! Так у меня же там урок! Может, ему позвонила Арго и сказала, что я в школе? Может, он ищет меня?
Ничего не сказав Егору, я быстрым шагом направилась к кабинету информатики, прокручивая в голове мысленный разговор. Меня переполняло счастье: я увижу Артема! Сейчас он обнимет меня, поцелует, все сомнения пропадут, волнение рассеется… Он будет рядом, что еще нужно? Только если ещё Арго будет.
Вот и кабинеты. Где же он? Я внимательно осмотрела коридор возле кабинетов, заглянула в оба класса, посмотрела в сторону актового зала… Кругом люди, но нет его, одного единственного, кто мне был нужен.
В момент вся радость исчезла. Его тут нет… Я еще раз осмотрела учеников, толпящихся возле кабинетов, сидящих на лавочках возле актового зала, но не увидела нужного мне лица. Я глубоко вздохнула, удерживая слезы, и зашла в кабинет.

… – Извините за опоздание, можно войти?
— Кирлян! Ты опоздала на десять минут. Где была?
— Я была на первом этаже, — Юля смущенно покраснела, но я не придала этому значения. «Сосалась с каким-то старшеклассником в раздевалке, ну, бывает», — подумала я.
— Садись скорее, и больше не опаздывай.
Четыре. Эту фразу, сказанную Юле, я слышу уже четвертый раз, от четырех разных учителей. Вначале это сказала информатичка, затем Юлия Сергеевна и Игорь Анатольевич. Но теперь данный список пополнила еще и Ксения Викторовна.
К моего глубочайшему сожалению, Юля села со мной. Мило (как ей показалось) улыбнувшись мне, она стала неторопливо доставать из сумки тетрадь. Я заметила, что Юля светилась от счастья (прямо, как я утром), и счастливая улыбка не сходила с ее лица. 
— Что вы делаете?
— Подготавливаемся к сочинению.
— Оу, скучно. Тебе интересно это?
— Не то, чтобы очень.
НО Я ГОТОВА СИДЕТЬ И СЛУШАТЬ КСЕНИЮ ВИКТОРОВНУ, ТОЛЬКО НЕ ТЕБЯ.
— Блин, так трудно подниматься с первого этажа на четвертый на каблуках, ты бы знала!
— Так не спускайся на первый, в чем проблема? – неужели по мне не видно, что я не хочу разговаривать?!
Юля улыбнулась.
— Просто на первом этаже есть такая комнатка, в которую никто не заходит… И это единственное место, где можно уединиться…
— М-м-м..
Мне плевать.
— У меня парень просто не любит показывать отношения. Он говорит, что все будут сплетничать о нас и так далее.
— О-о-о…
— Да. Я считаю это глупостью. Кому какое дело до нас?
— Действительно.
— Девочки, хватит разговаривать параллельно со мной! Если хотите поговорить, то дождитесь перемены или можете сейчас покинуть данный кабинет, чтобы поговорить в коридоре. Что вы выберете?

… Я не нашла Артема. Я по нескольку раз проходила мимо кабинета, где он, по сути, должен был быть, но не нашла его. Егор сказал, что Артем на переменах убегает куда-то и приходит минут через пять-десять после начала урока. Что он делает, с кем он и где? Не знаю.
Я пришла домой в  самом подавленном состоянии. Неужели нельзя выкроить минутку на меня? Спросить, как дела, как здоровье? Прямо так сильно занят, что ли?
Не плачь. Не плачь. От слез все только хуже. Все хорошо.
Все хорошо.
Все хорош
Все хоро
Все х
Все

… Я не помню, как уснула. Я уткнулась лицом в подушку, вспоминая, что было до того, как я легла в больницу. Я вспоминала Артема, как мы с ним проводили время. Наши планы, как мы будем жить вместе, иметь детей. Я вспоминала, как он обнимал меня, с какой неохотой прощался со мной.
Почти 23 дня. Я не видела его 23 дня. Неужели он «перегорел» за это время? Любовь сгорела? От «нас» уже ничего не осталось?
Нет…
Я медленно поднялась с кровати и включила ноутбук. Арго в сети.
Анна:Арго, мне плохо. Приди ко мне.
Арго очень долго отвечала. И вот…
Арго:Я не могу, Олесь, прости. Я у Андрея.
Слезы выступили на глаза. Мне плохо, а она у Андрея? Я вспомнила, как я приехала к ней, хотя могла весь день провести с Артемом, чтобы успокоить ее. А она…
Арго, милая Арго… Вернись…

— Ты правда поверила, что я к тебе не могла приехать? Ты больная?
— Арго, успокойся! Не бей меня подушкой!
— А что? Мозги, думаешь, отобью последние? Их и так нет!
Я закрыла голову, спасаясь от очередного удара. Но его не последовало. Я медленно открыла глаза и посмотрела на подругу. Она положила подушку и села спиной ко мне.
Ясно. Арго обиделась.
— Я не думала, что ты обо мне такого мнения. Я пошутила, а ты… Ты должна была понять, что я шучу.
— А где ты была?
— Я была в аэропорту, встречала Катю,  свою подругу с другого города. Она теперь будет жить тут. И учиться в моей школе.
Что бывает хуже дружеской ревности? Только ядерная война. У меня задрожали руки. У Арго есть ещё подруги, кроме меня? Нет… Арго только моя.
— Эй, ты чего?
И что теперь? Теперь Арго забудет про меня?  Теперь она будет целыми днями гулять с этой Катей и с Андреем? Рассказывать все Кате? А я опять останусь одна…
Я расплакалась.
— Олеся, ты чего? – Арго вскочила и обняла меня.
Нет, нет… Не хватало, чтобы и Арго предала меня. С предательством парня я еще смирюсь, но не с предательством подруги.
— Так, если ты сейчас же не расскажешь, по какому поводу ты ноешь, я буду бить тебя всем, что попадется под руку. А тут, кроме подушек, есть еще и книги. Я бы посоветовала тебе раз сто подумать.

… — Нет, ты точно идиот, Олеся, — подвела итог Арго, допивая чай. – Полный. Невменяемый. Идиот. Катя моя подруга детства, я по-любому буду с ней гулять. Но у меня есть еще и ты. Так что гулять мы будем вместе. И как тебе только в голову могло… Идиот.
Я грустно улыбнулась. Не новость.
— Итак, что ты хотела мне рассказать?
Арго меня выслушала очень внимательно, как и всегда. Она не отрывала от меня глаз, не перебивала и не задавала никаких вопросов. Я сразу вспомнила нашу первую встречу, когда я ей рассказала тот случай на дискотеке…
И даже тогда был Артем. Артем – виновник всех моих бед. Или же в этом виновата сама я? Моя наивность и доверчивость?
— … И теперь я… я просто не знаю, что делать, — тихо закончила я, глядя в окно за спиной Арго.
Мы молчали. Арго, видимо, подбирала слова, а я… я думала…
Может, отношение Артема ко мне изменится, скажи я ему о своей болезни? Может, тогда он перестанет меня игнорировать и полюбит так же, как и я его? Будет раскаиваться от осознания того, какую боль он приносил мне каждый день? Мои мучения закончатся, и остаток своих дней я проведу в спокойствии, будучи любимой парнем моей мечты?
— Артем не только тебя игнорирует, — сказала Арго, прервав мои размышления. – Андрей говорит, что через неделю после того, как ты попала в больницу, он вообще пропал. На звонки не отвечает, как и на сообщения, хотя он их прочитал. На мои вопросы отвечает коротко, что ничего мне не дает. Где он пропадает? С кем он? Увы, мы не знаем. Никто не знает, кроме него.
Я тяжело вздохнула.
— Но ты мне дала тему для размышлений… Ты меня прости, но я пойду.
— К Андрею?
— Нет… Я домой. Мне нужно кое-что… понять…
— Что понять?
— Спишемся чуть-чуть попозже, Олеся, — отрезала Арго, быстро одеваясь.
— Ты не выйдешь отсюда, пока не скажешь, — разозлилась я. Что за тайны от лучшей подруги?!
— Успокойся. И дай мне пройти. Я все тебе расскажу. Если мои мысли окажутся верны, то я все тебе расскажу. И докажу.
— Арго…
— Олеся! Не забирай мое время!
У меня перехватило дыхание. Она так стремится покинуть меня? Она так сильно не хочет меня видеть? Да, действительно. У нее же есть Катя…
Я молча отошла в сторону. Арго, ничего не сказав, ушла, тихонько закрыв за собой дверь. Я повернула замок и, прислонившись спиной к двери, расплакалась.

Мне снова вспомнилась осень. Мне вспомнилось то время, когда я была одна. Все были против меня. Я вспомнила, как не проходило и дня без слез, а ночь – без размышлений на тему «Зачем я здесь?» Я вспомнила себя на крыше, как хотела сделать шаг вниз и покончить раз и навсегда с собой, но одумалась. И в награду за мое решение я получила Арго.
Сейчас же мне казалось, что я теряю ее. Это уже не моя Арго, какая она была раньше. Арго, которую я знала, никогда бы не ушла вот так, как сейчас. Она бы рассказала мне. Она бы сказала мне правду. Да, мне бы было больно и неприятно это слышать, но, по крайней мере, это не так больно, как эти иллюзии…
Я не верила Арго. Впервые в жизни я не верила своей подруге. Она пошла не «думать». Она пошла к Кате. Катя теперь ее лучший друг. Какое ей дело до моих проблем? Подумаешь, страдает от игнора ее брата. Ей важнее Катя. И Андрей. Я больше не нужна.
Я на ватных ногах дошла до кровати. Я просто была пустотой, которая заменяла Арго ее прошлое…

2

Прошло два дня. Я не заходила в сеть, чтобы не видеть Арго и то, что она мне написала. Я не хотела выслушивать ее вранье. Равно как и видеть ее.
Артема я не видела. Егор при виде меня говорил, что он куда-то ушел, избавляя меня от расспросов. Либо Егор врет, и Артема нет в школе, либо Егор говорит правду, а Артем просто мудак. Второй вариант мне казался более правдивым.
Я сидела за последней партой на уроке ОБЖ и, откинувшись назад, бесцельно смотрела в потолок. Этот урок такой же скучный, как и моя жизнь. Хотя… нет, почему? У меня столько всего интересного произошло за последние дни! Например… ну, например… э-э… я в больницу легла там. С Арго поссорилась. Обнаружился рак. Чем не яркие события?
Может, начать курить? Арго говорит, что успокаивает. А если покурить на голодный желудок, то потом так прикольно голова кружиться…
Так, опять Арго. Перестань о ней думать.
И вообще перестань думать. Тебе скоро умирать. Так толку напрягаться?

… Наконец – то этот ужасный учебный день кончился. Я медленно спускалась по лестнице на первый этаж к раздевалке. Домой идти совершенно не хотелось. Да я и не горела желанием оставаться в школе. Но идти больше некуда.
Интересно, как там Арго? И где она? С кем она? Как у нее дела? Я глубоко вздохнула, пытаясь справиться к поступившими к горлу слезами. Почему я о ней думаю? У нее теперь есть другая подруга, к которой она так стремилась уйти тогда, оставив меня одну…
— Эй, ты, совсем офигела! – кто-то обхватил меня вокруг талии и приподнял. Я закричала.
— Да тише, не ори! – смеясь, сказал…
Я медленно повернулась. Артем. Да-да. Это был он.
Я стояла и улыбалась. Вот он. Как же я соскучилась по нему! И я уже почти забыла блеск этих глаз… И эту улыбку… И прикосновение этих рук…
В момент слезы хлынули из глаз. Артем побледнел.
— Эй, ты чего?
Вместо ответа я бросилась ему на шею. Какая разница, куда он пропадал все это время? Сейчас он здесь, со мной, рядом…
И большего не нужно.

… — Почему ты не подходил ко мне?
Артем закрыл глаза и откинулся назад.
— Я был занят.
— Чем?
— Это… личное.
— М-м…
Я закусила нижнюю губу от обиды. «Личное».
— Егор говорил, что ты искала меня.
Молодец, Егор.
— Эй, чего молчишь?
Я помотала головой.
— Все хорошо?
Я кивнула. Врушка несчастная…
— Ну, хорошо, — Артем весело улыбнулся. – Я пойду кофе сделаю. Оно у меня такое вкусное!
— Такой…
Артем остановился.
— Что?
— Кофе мужского рода… такой… в прочем, неважно, — отмахнулась я.
— Грамотейка ты моя! – хохотнул Артем и пошел в кухню.
Я отвернулась и еле слышно заплакала. Я чувствовала холод, исходящий от него. Он погас, перегорел, называйте как хотите.
— Тебе с молоком или с сахаром?
  — Без разницы.
Можешь с ядом. Или с сильнодействующим снотворным. Все, что угодно.

…«Я тебе разрешаю
В честь этой пасмурной ночи
Я почти, как живая,
Можешь делать, что хочешь..
Можешь стереть все файлы,
Можешь устроить битву,
Только отдай мне
Мою опасную бритву..»


Так и прошел мой вечер. Я, так и не допив кофе, ушла на первую попавшуюся открытую крышу, по пути купив сигареты. С покупкой возникла некоторая заминка: я не знала, какие сигареты брать. Я стояла возле прилавка, пытаясь вспомнить, какие курит Арго, но потом вспомнила свою решимость не иметь ничего, что у нее и сказала, что что-нибудь потяжелее.
Тихо пела Флер, дул сильный ветер. Снежинки кружились в прекрасном холодном вальсе, в такт мелодии. Я облокотилась на невысокую перегородку и курила. Я надеялась, что меня и правда это успокоит, как успокоительное, но мне стало несколько хуже. У меня закружилась голова. Вероятно, это от того, что я слишком сильно затянуласть? Или от того, что я не ела?

«Я стою на краю у непрочных перил,
Позабыв о жестокой ноябрьской стуже…
Темнота, что дремлет где-то внутри
Говорит с темнотою снаружи…
Как наивно бесстрашны мои новые черные крылья…»


Я кинула сигарету вниз и смотрела на то, как она падает. Яркий тлеющиц огонечек все падал и падал вниз, в поглощающую его темноту. Я смотрела вниз на проходящих людей. У каждого из них своя судьба и свои проблемы, которые они собираются разрешить. У каждого свои дела, свои заботы. Им нет дела до того, что какая – то там девятиклассница стоит на крыше, мучаясь с головокружением и изо всех сил подавляя в себе желание прыгнуть вниз, чтобы посмотреть на реакцию других. Это же как забавно будет – идешь такой, идешь, и тут сверху впереди тебя падает ниоткуда взявшееся тело.
Я и правда хотела сделать шаг за крышу. На минуту промелькнуло слово «мама», но потом, в след за ним, «рак». Какая разница, когда я умру? Мама будет страдать одинково. Да, ей будет сложно это пережить, но переживет ведь. Я все равно умру, так зачем откладывать это дело на потом?..
Неожиданно я услышала громкий смех. До боли знакомый смех на высоких нотах…
Я слегка перевалилась за перегородку, разглядывая прохожих, пытаясь увидеть… Да,  вот она. Девочка с ярко – рыжими волосами, которая, согнувшись в три погибели, громко смеялась вместе со второй девчонкой. Я не могла разглядеть ее лица, но было ясно, что это Катя.
Слезы обиды хлынули из глаз ручьем. Все с ней понятно. Не пытаясь поинтересоваться, что со мной и где я (я не была в сети все это время). Да и зачем, ведь есть Катя?

«…Какая сила, не знаю,
Против воли влечет меня к краю…
И кажется ближе… ты все ближе… 
И между нами лишь шаг…»

— … с крыши, — сквозь слезы прошептала я.
С крыши. Один шаг с крыши. И все… Мои мучения кончатся. Чем не вариант? Когда еще смерть не позволяла избежать проблем? Разве смерть когда-нибудь подводит? Подводит, но только тех, кто не желает ее так страстно, как этого желаю я.
Плевать на все! На Арго, на ее Катю! На Артема и на его «личные дела»! Плевать на маму, на бабушку! На все и всех плевать! Будут страдать – и что? Мертвых ничего не тревожит! Я обрету заслуженный покой! Мне здесь не место!
«… Позывные космических станций,
Отчуждения холодные иглы…»
— Я… п-пытаюсь поб-бедить гравитацию…, — я встала на перегородку.
«… я играю в твои опасные игры..
Непреодолимо приближаясь к запретной черте…»
Так, я стою. Стою. Вот край. Вот он. Полечу головой вниз – разобьюсь сразу. В другом случае что-нибудь себе сломаю, стану инвалидом, но выживу. А мне этого не надо. Моя цель – смерть. Нужно избавить себя от боли, от мучений и волнений.
Вот так я и умру. Одинокая, пораженная смертельной болезнью. Глядя на свою веселящуюся бывшую лучшую подругу, которая даже не догадывается, что я здесь. Умру под песню Флер «Мои новые черные крылья»…
Нет, уже не под эту. «Самоуничтожение», автора, к сожалению, не знаю… Я стояла на краю, смотрела прямо перед собой, слушая слова песни:

Я хотела бы жить с тобой на небесах
И таить любовь в наших сердцах.
Ты ушел, не сказав ни «Прости» ни «Прощай»…
Ты во снах моих, я люблю тебя, ты знай…

Больно на душе – тебя рядом нет,
Хочу забыть тебя, но сил больше нет.
Я сижу в темноте, а вокруг пустота,
Но ты будешь в душе у меня навсегда.

Закрываю глаза – слеза по щеке,
Вижу белый свет и кровь на руке,
Я хотела бы жить с тобой на небесах,
Буду приходить и… и жить с тобой во снах…»

— Во снах...
Я глубоко вздохнула. Вот и все. Прощай, жестокий мир. Прощайте все, кто загубил мне жизнь. Я в последний раз взглянула на Арго, на крышу своего Лицея, на крышу своего дома… Дома мама… Пьет чай… И скоро она узнает, что ее любимой старшей дочери не стало. От отчаяния и безысходности она помирится с Алисой и…
Алиса… Она добьет маму морально. Кто сказал, что она поменялась? Люди не меняются, особенно такие, как Алиса… Я с содроганием представила, как Алиса будет на каждом шагу кричать о том, какая ее мама плохая, как она в последнее время плохо выглядит, сплетничать о ней, сбегать из дома. Я затряслась от злости. Не позволю!

Вторая попытка суицида провалена. И второй раз из-за мамы. Нет, будь у меня нормальная младшая сестра, я бы уже давно умерла, а не раздумывала о последствиях своей смерти…
Да, мертвых ничего не тревожит. Но я жива, пока что жива, и меня тревожит жизнь родного мне человека. Я не могу допустить, чтобы Алиса была спущена с цепи. Пока не придет мое время, я не оставлю маму одну!

3

Весь следующий день Артем меня избегал. Он уже не уходил «по своим делам». Он старательно отводил взгляд, стоило мне приблизиться к его компании, спешил «пойти кое-что сдать», когда я оказывалась в одном кабинете с ним. Это было более чем неприятно, на одном из уроков я даже расплакалась.
Все, хватит. Я буду игнорировать его так же, как и он меня! Надоело! Сколько можно считать меня за дурочку? А если так и дальше будет продолжаться, то мы расстанемся.
Расстанемся… Раньше мысль о том, что я могу его потерять причиняла мне боль. А сейчас… Я уже и так почти его потеряла, что толку расстраиваться? Переживу, меня не раз уже обманывали близкие мне люди…

Я была более, чем удивлена, когда увидела ее на первом этаже возле входа. Увидев меня, Арго быстрым шагом подошла ко мне.
— О, Олеся, я так переживала! – воскликнула она и крепко стиснула в объятиях.
— Оу, неужели? – холодно ответила я. Арго отпустила меня и с недоуменным выражением лица посмотрела на меня. – Мне кажется, ты неплохо проводила время.
— С чего ты взяла?
— Я видела тебя с Катей вчера.
Арго опустила глаза.
— Олесь, я знаю, я тогда сглупила, что повела так себя… Но, пойми, я..
— Не хочу ничего понимать. Ты ушла, чтобы погулять с Катей верно? А мне наговорила такой ерунды…
— Я не гуляла с Катей в тот день! – раздраженным голосом перебила Арго. – Я ушла, чтобы понять некоторые вещи!
— Да? – рассмеялась я. – И что же это за вещи?
Арго глубоко вздохнула.
— А такие, Олеся. Присядь на диван и сними куртку, мне придется многое тебе рассказать.
Я пожала плечами и сняла с себя куртку. Меня распирало любопытство, но я изо всех сил старалась показать безразличие и мне это, черт возьми, удавалось.
Я села и выжидательно посмотрела на Арго. Та уже открыла было рот, но тут резко повернулась  и посмотрела на лестничную площадку. В миг она побледнела, потом покраснела. Я не могла понять, что с ней.
— Арго?
Арго повернулась. Она разозлилась, но с чего?
— Пойдем. Быстро.
Арго вцепилась в мою руку своими ногтями и потащила к лестнице. Пинком открыв дверь (чувствую, техничка ей голову оторвет за это!), она крикнула:
— Эй ты, урод, покажись, быстро!
Я с недоумением посмотрела на Арго. Та смотрела наверх, а потом резко открыла дверь небольшой кладовки.
— Ох, а вот и вы! – громко сказала Арго. – Олеся, заходи, полюбуйся!!
Я побледнела. Я знала, что увижу что-то неприятно, но все равно вошла.
Арго вошла в кладовку и закрыла дверь. Я стояла перед входом, не в силах сделать шаг вперед. В следующую секунду зажегся слабый свет и я увидела полуголую Юлю с расстегнутой ширинкой на темно-синих джинсах, которая старалась как можно быстрее застегнуть пуговицы на блузке, красная, как рак и Артема, стремительно одевавшего джинсы. Он посмотрел было на меня, но тут же отвел взгляд.
— И как, простите, это понимать? – прошипела Арго.
Артем взял рюкзак и направился к выходу. Я, скрестив руки на груди, молча смотрела на него.
— Олеся, дай пройти.
Послышался громкий шлепок и в следующий миг Артем стоял, прижав руку к щеке. Я замахнулась и ударила его по другой щеке. В третий раз ударить его мне не удалось, т.к. он схватил мои руки.
— Все, стой, харе меня бить! – крикнул он.
Я сделала глубокий вдох и толкнула его назад к Юле.
— Стой, шлюшка, куда пошла? – издевательски спросила Арго у Юли.
— Пусть валит к черту, — отчеканила я. – И этот урод тоже. Валите к черту!!
Юля со слезами на глазах покинула помещение, а Артем неотрывно смотрел на сестру.
— Как ты узнала?
— Просто мне Олеся рассказала, что Юля часто опаздывает на уроки, а ты где-то пропадаешь на переменах. И я смогла уловить связь.
— Неужели?
Арго рассмеялась.
— От тебя пахло духами Юли! Только тупой мог не узнать запах духов этой шлюхи!
— Юля не шлюха.
— Да?? А у меня есть веские причины называть ее так. И об этих веских причинах скоро узнает весь город! А еще они узнают о том, что ты за человек. В лицо всем говоришь одно, а на деле…
Арго плюнула Артему под ноги.
— Как же я жалею, что ты мой брат.
В эту самую секунду я словно бы перенеслась на несколько недель назад. Я точно такие же слова говорила и Алисе.
Все в этой жизни повторяется…
Артем накинул на плечи рюкзак и вышел из кладовки.

… — Когда ты сказала, что Юля вечно опаздывает на уроки, то я сразу почувствовала связь с Артемом. Я испугалась своей догадке. Артем изменяет Олесе с Юлей? Бред. Но все настраивало против него, все твои слова. Я поспешила домой, чтобы, в отсутствии Артема, взломать его почту, прочитать сообщения, но он все стер перед уходом. А Катя втерлась в доверие к Юле, вчера узнала пароль от ее почты, путем взлома, конечно, и перекинула мне все сообщения от моего брата. Мы многое узнали из этой переписки. Если хочешь, могу скинуть.
— Нет, спасибо…
Арго с беспокойством посмотрела на меня.
— Эй, прости, что так получилось. Ты, вероятно, была зла на меня.
— Я решила, что ты предала меня…
— Это я поняла. Я бы тоже сделала такие выводы. Просто приезд Кати и это так совпало… Можно было именно такое и подумать… Кстати, где ты вчера нас видела?

… — Вот, Кать, познакомься: Идиот Номер Один..
— Кхм…
-  ОХ, ПРОСТИТЕ, ВАШЕ ДИБИЛИЧЕСТВО.
— Короче, я Олеся.
Если честно, я ожидала, что Катя будет выше меня, но оказалось наоборот. Она была невысокого роста, худая, черноволосая, с большими зелеными глазами. Она оказалась очень веселой и приветливой. С первых секунд я почувствовала, что она хороший, действительно хороший человек. Уверена, что мы подружимся (особенно после того, как она в меня насильно влила четыре чашки чая. Она просто чайный маньяк…)

*- Кстати, девчонки, у меня вчера Вова был… Ну, Олесь, я тебя с ним познакомлю попозже.
— Ну, и что было? – оживилась Арго.
— В общем, мы лежим… Он меня обнимает… Наклоняется, чтобы поцеловать… А я лежу и понимаю, что вот сейчас… Сейчас… Сейчас поцелует…  И я поняла… что… хочу чай.*

 

Я думала, что буду страдать от такого поворота событий. Но нет. Наоборот, мне стало как – то легче. Я дышала полной грудью. Рядом Арго, а теперь еще и Катя. Зачем мне этот самовлюбленный мудак?
Все будет хорошо.

Обсудить у себя 5
Комментарии (7)

Как — то жиденько, по-моему.

ждём продолжения: з
на моменте когда Олеська с Арко застукали Артёма с Юлей я прослезился, блин. жизнено то как. на меня сейчас тоже депрессия напала, и в отношениях проблемы. прям чувствую себя Олесей. надеюсь у меня тоже всё наладиться, как и у неё. 

Я просто пишу сейчас в ужасном настроении (что, кажется, отражается на моих героях)

ахаах)) да я 20 минут твоё «жиденько» читала… эх, Юлька шлюшка

Таких в реальной жизни много..

шлюшек? когда не сталкиваешься, кажется что и нет их вовсе....

 

Да уж.
Нет повести печальнее на свете...

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: